RomanMoiseyev (roman_moiseyev) wrote,
RomanMoiseyev
roman_moiseyev

Categories:

И все мечты сбываются у тех, кто здесь живёт! Об оперетте Д.Д.Шостаковича "Москва-Черёмушки"



«Раньше мне казалось странным, как может серьезный музыкант увлекаться музыкой Иоганна Штрауса или Оффенбаха. Соллертинский помог мне избавиться от этого снобистского отношения к искусству. И сейчас я люблю музыку всех жанров, лишь бы это была настоящая музыка». (Д.Д.Шостакович. Думы о пройденном пути. - Советская музыка,1956,№ 9)


Роман Моисеев. "МОСКВА - ЧЕРЁМУШКИ"


Перед нами афиша гастролей Хабаровского краевого театра музыкальной комедии за 1963 год. Знаменитая оперетта (итал. operetta - маленькая опера) Д.Д.Шостаковича "Москва-Черёмушки" в том году открывала очередные гастроли театра. Не вызывает сомнения, что прекрасная постановка, сюжет, музыка, блистательный, современно звучащий оркестр, игра и пение актеров театра производили неизгладимое впечатление.

image (1)1.jpg

Мое желание поставить музыкальную комедию Д.Д.Шостаковича зародилось недавно. И в одной из бесед я предложил вернуть в Хабаровск эту прекрасную во всех отношениях оперетту Д.Д.Шостаковича. Тем более, Краевой Театр музыкальной комедии обратился к оперетте практически одним из первых в СССР, в начале 60-х годов ХХ века и любители оперетты наверняка это помнят.

Действительно, оперетта "Москва - Черемушки" сразу вошла в репертуар театров Ростова-на-Дону, Свердловска, Одессы, Хабаровска, Братиславы, Праги, а в последнее десятилетие вновь начала завоёвывать Москву, Санкт-Петербург, Европу и Америку.

Известен созданный в советское время и любимый многими поколениями музыкальный фильм режиссера Г.Рапопорта "Черёмушки" с Г.Бортниковым, В.Земляникиным, В.Меркурьевым, М.Пуговкиным, С.Филипповым, Р.Зеленой, Е.Леоновым. Одну из вокальных партий в фильме исполнил Э.Хиль, а симфоническим оркестром дирижировал знаменитый Н.Рабинович...


Как писал Д.Д.Шостакович: «Тема оперетты в веселой, динамической форме затрагивает важнейшую проблему жилищного строительства в нашей стране. Либреттисты нашли немало забавных поворотов, вносящих оживление в спектакль и дающих повод для использования разнообразных музыкальных приемов и требуемых жанром номеров. Здесь и лирика, и каскад, и различные интермедии, и танцы, и даже целая балетная сценка» (Советская музыка. 1959, № 1).


КИНО И ТЕАТР.

Художественный фильм "Черёмушки" (1963).



Аудио фрагменты оперетты (1959).
http://sunny-genre.narod.ru/rec-lib/Moskva-Cheremushki.htm


Д.Д.Шостакович (1906-1975)


ВОСПОМИНАНИЯ.

Из книги Г. М. Ярона.

Наш театр поставил оперетту Д. Шостаковича «Москва, Черемушки» (либретто В. Масса и М. Червинского). Приход этого выдающегося композитора современности в наш жанр тоже не случаен. В музыке Шостаковича наряду с трагическим и лирическим началом можно слышать и веселые, светлые, задорные танцевальные мелодии. В интервью, данном корреспонденту газеты «Литература и жизнь», композитор сказал, что он всегда любил оперетту. Я хорошо помню, как выступая в 1947 году по радио, Шостакович говорил о «гениальных опереттах» Кальмана и Оффенбаха.

Сообщение о том, что Шостакович пишет оперетту, было встречено с огромным интересом. Как? Композитор, написавший Седьмую симфонию, а недавно — Одиннадцатую, и вдруг сочиняет оперетту?!! Где бы я ни появлялся (очевидно, мои товарищи тоже) — в Москве ли, в Ленинграде, в Кисловодске или в других местах,— первый вопрос, который я слышал от людей знакомых и незнакомых, различных возрастов и профессий: «Какова оперетта Шостаковича?», «Когда пойдет оперетта Шостаковича?» На этом примере я в тысячный раз убедился, какой у нас в стране интерес к искусству, к театру, к музыке.

Оперетта Шостаковича вызвала громадный интерес и за границей. 24 июля 1958 года федеральный канцлер Австрии фон Рааб, присутствуя в Москве на собрании учредителей Советско-Австрийского общества, сообщил о том, что венский театр «Фольксопер» хочет ставить «Москва, Черемушки» и просит привезти либретто и клавир. (Вот и Вена, одна из двух колыбелей нашего жанра, хочет ставить советские оперетты.) Директор и художественный руководитель Берлинского опереточного «Метрополь-театра» Ганс Питра специально приехал в Москву смотреть «Черемушки». Накануне первого спектакля он сказал мне: «Я никогда в жизни не волновался так, как перед вашей завтрашней премьерой...».

Конечно, с еще большим нетерпением и интересом ждала музыку Шостаковича труппа... Появились первые номера. Приступили к разучиванию. Однажды мне привелось сесть за рояль и сыграть имевшуюся часть клавира. Я, как и все, ждал сложнейшую «шостаковичевскую» музыку, с острейшими гармоническими комбинациями, - а это была сама простота! Но сколько в этой простоте было вкуса и благородства! Труппа с первого дня полюбила эту музыку. Настоящий фурор она вызвала внутри театра, когда актеры услышали ее в исполнении оркестра. Музыка Шостаковича улыбалась, хохотала, танцевала, издевалась, шалила, а иногда чуть-чуть грустила...

Я не играл в этом спектакле. Смотрел его на открытой генеральной репетиции, когда добрая половина партера была занята нашими и иностранными журналистами, критиками, музыковедами. Должен сказать, что и те зрители, которые слушали музыку «впрямую», непосредственно, и те, которые «поверили алгеброй гармонию», оживленно с радостными улыбками реагировали на большинство номеров. Шостакович сидел в четвертом ряду, через два кресла от меня, и я видел по его лицу, как он внутренне сам «играл» все роли, «пел» все партии, «танцевал» все танцы. В антрактах, когда в зрительный зал давали свет и публика аплодировала ему, он подымался с кресла и конфузливо (как всегда) кланялся...

В антрактах происходили страстные споры, удивление некоторых зрителей вызывала «цитатность» музыки. «Почему, - говорили они, - в оперетте звучит песня «Бывали дни веселые»? Почему она является чуть ли не лейтмотивом? И почему она сделалась олицетворением положительного начала в этой оперетте?» Я должен сказать, что эта песня в изложении Шостаковича приняла совсем другой, благородный характер. Но мне все же кажется, что неплохо было бы, если бы Шостакович написал для этой оперетты новую песню о Москве, которая стала бы такой же популярной, как знаменитая «Песня о встречном» из кинофильма.

С моей точки зрения, применение цитат вполне законно. Остроумно использованные, они всегда создают комический эффект, когда в «Черемушках» вдруг раздаются звуки знаменитой в свое время «Ойры», а затем и мелодия «Цыпленок жареный», искусно вплетенные в пародийный рок-н-ролл. Всегда в зале звучал смех. У нас отвыкли от таких приемов, но актеры старшего поколения могут засвидетельствовать, что в обозрениях (а «Москва, Черемушки» — оперетта-обозрение) музыка всегда состояла из «цитат»...

Мне приятно вспомнить здесь о самом первом впечатлении от оперетты Шостаковича. Сейчас о ней уже написано много статей. Музыка Шостаковича получила в них единодушную высокую оценку. «Музыка оперетты, созданная на мелодической основе песен (подчас очень знакомых) городского музыкального быта, на широком использовании танцевальных ритмов вальса, польки, галопа, очень проста, легко запоминается, - писал В. Кухарский в «Правде» 1 марта 1959 года.— Обращение Д. Шостаковича к бытовым напевам вполне естественно: достаточно вспомнить о демократических традициях старой русской комической оперы, водевиля, музыкальной комедии, классической западной оперетты. Подлинная ценность простоты музыки оперетты «Москва, Черемушки» и в том еще, что она почти всюду сочетается с яркой выдумкой, изяществом и оригинальностью выразительных деталей в развитии используемого материала, как и в сфере оркестровки, темпо-ритма, гармонии. Блестяще проявились комедийная фантазия и острое чувство театральности, присущие Д. Шостаковичу, в пародии на рок-н-ролл и в иронично веселой балетной сцене «видения».

По существу «Москва, Черемушки» — это бытовой водевиль, с коротким, как во всех водевилях, сюжетом и с водевильными действующими лицами. Здесь и влиятельный пожилой мужчина, и командующая им хорошенькая молодая жена, модница Вава, и подхалим (в данном случае управхоз), и бойкая девушка, арматурщица Люся, и влюбленный в нее, не решающийся объясниться робкий парень. А в центре — милая девушка и очень легкомысленный, но с хорошими задатками молодой человек, исправляющийся к концу пьесы под влиянием любви к этой милой девушке. Действует в этой оперетте и множество других персонажей.

Я думаю, что В. Масс и М. Червинский написали неплохой водевиль, где есть остроумные сцены и положения, но водевиль вряд ли может быть литературно-драматургической основой такого крупного музыкального события, как приход Шостаковича в оперетту. Шостакович не «шалил». Он писал музыкальное произведение, комедийное и поэтическое, каждую минуту раздвигая рамки водевиля вширь, вглубь и поднимая его ввысь. Шостакович создал произведение, продуманное до мельчайших подробностей, с изобретательностью и тщательностью, присущими этому композитору; причем, придя в оперетту, он не потерял ни одной черты своей индивидуальности, ни на йоту не изменил своего почерка. У Шостаковича просто проявилась одна из сторон широчайшего дарования — юмор!

После премьеры «Черемушек» В. Кухарский писал в «Правде»: «Поэтичной, душевно общительной лирикой овеяны образы московской молодежи. Это только что вступившая на самостоятельный жизненный путь Лидочка (роль ее исполняет Т. Шмыга — артистка яркой музыкальной и сценической одаренности), арматурщица Люся (в равноценном исполнении А. Котовой и И. Муштаковой) и молодой шофер Сергей Глушков (артист А. Степутенко), «счастливый москвич» Бубенцов (артисты А. Пиневич и В. Чекалов) и его жена Маша (в двух исполнительских составах спектакля — 3. Белая и Н. Куралесина)... Непоследовательно решен образ Корецкого—молодого «человека без адреса», не лишенного добрых свойств, но уж очень легковесно смотрящего на жизнь. Хорошие черты героя, по замыслу, постепенно должны раскрываться полнее, дурные — отмирать. Но выполнено все это чересчур топорно, без выдумки, с прямолинейным и столь же внезапным «прозрением под занавес». Понадобилось мастерство и артистическое обаяние Н. Рубана, чтобы образ Корецкого стал более логичным, оправданным.

Коллектив театра, режиссеры В. Канделаки и А. Закс работали над произведением с большой тщательностью. В спектакле много выдумки, острых, изобретательных мизансцен, непринужденного веселья. Прекрасно раскрывают изящную, блестящую по мастерству партитуру Д. Шостаковича оркестр и его талантливый дирижер Г. Столяров. Да и петь в театре стали выразительнее, музыкальнее. Приятно, что наша оперетта становится действительно музыкальным театром». Необходимо добавить к этому, что отлично показали себя в спектакле и талантливые представители старшего поколения артистов нашего жанра — В. И. Алчевский и С. М. Аникеев в роли управхоза.


ЧЕРЁМУШКИ
Новеллетта
И.Д.Гликмана.

В декабре 1958 года Шостакович аккуратно приходил в Московский Театр Оперетты на репетиции только что написанной им оперетты "Москва - Черёмушки" на либретто Владимира Масса и Михаила Червинского. Эту вещь Дмитрий Дмитриевич начал писать после настоятельных просьбы Главного дирижера театра Григория Арнольдовича Столярова, с которым Шостакович некогда, в 1934 - 35 годах, сотрудничал при постановке "Катерины Измайловой" в театре им. В.И. Немировича-Данченко. Эти дорогие для Шостаковича воспоминания побудили его уважить просьбу Столярова, который должен был дирижировать опереттой "Москва - Черёмушки". Сюжет оперетты построен на актуальную и злободневную тему - о жилищном кризисе, который и отличался, и отличается доныне фатальным постоянством. Дмитрий Дмитриевич, будучи депутатом Верховного Совета, с горечью рассказывал о том, что его избиратели обращаются к нему с сотнями требований улучшить жилищные условия. И этот жизненный материал в той или иной степени перекликался с материалом либретто "Москва - Черёмушки", ибо там идет речь о распределении жилья. И это обстоятельство вызвало некоторый интерес композитора к либретто оперетты.

Влиятельный чиновник стремится при помощи своего подчиненного, циника и плута управхоза, грубой силой присвоить квартиру, предназначенную для молодой специалистки Лидочки и её наивного, чудаковатого, непрактичного отца. На репетиции блистала талантливая Татьяна Шмыга, исполнительница главной роли Лидочки. Её игра, пение, танцы пришлись по вкусу Шостаковичу, но репетиции, взятые в целом, удручали его до невероятности. Он отнесся с ожесточенной критикой к своему опусу. В письме ко мне он назвал его "произведением скучным и бездарным".

Такое неоднократно случалось в истории литературы и музыки, когда авторы проникались резкой неприязнью к своему детищу. Так, например, Пушкин назвал "Бахчисарайский фонтан" дрянью, Чехов ненавидел "Лешего", а Чайковский, недовольный своей оперой "Воевода", уничтожил её партитуру. Дмитрий Дмитриевич не советовал приезжать мне на премьеру, но я был встревожен его авторским самобичеванием и не мог поверить, что он создал бездарное произведение, ибо, как говорил один крупный музыкант, Шостакович не может написать что-либо плохо, его колоссальный талант не позволяет ему это сделать. И я подумал о душевной сумятице, переживаемой Дмитрием Дмитриевичем, и отправился в Москву на последние репетиции и на премьеру. Мне казалось, что текст диалогов засорен жаргонной, т.н. "блатной" фразеологией. В некоторых местах это коробило слух, хотя стихи для вокальных номеров звучали убедительно и ярко, вся музыка радовала своим сверкающим юмором и лирической задушевностью, а большая вокально-танцевальная сюита просто обворожила меня своим блеском и остроумием. Главная ария Лидочки, построенная на мелодии светлой по колориту шостаковичевской песни "Нас утро встречает прохладой", мне тоже понравилась изрядно.

Мой отзыв о репетиции приободрил Дмитрия Дмитриевича, и на его лице появлялась улыбка, когда звучали хлесткие куплеты управхоза или когда залихватски исполнялась полька в сцене новоселья - с длинной нотой на слове "Го-о-рько!". Глядя на несколько повеселевшего Дмитрия Дмитриевича, я понял, что приехал не зря.

Премьера была высоко оценена московскими газетами, а публика более сдержанно встретила премьеру, т.е. успех был, но отнюдь не триумфальный. Тем не менее, Дмитрий Дмитриевич дал банкет в ресторане "Прага" для всех без изъятья участников спектакля. Я на нем присутствовал и наслышался много хвалебных речей по адресу Шостаковича, хотя сам он отнесся к ним индифферентно.

Прошло около 2-лет со дня премьеры "Москва - Черемушки" и мне пришла в голову идея экранизировать в Ленфильме эту оперетту. Это было, коль память мне не изменяет, в 1961 году. Моя идея была одобрена и начались поиски постановщика. Нам хотелось, чтобы им стал режиссер-музыкант. Им мог стать, кроме Михаила Григорьевича Шапиро, Герберт Морицевич Рапопорт - профессиональный музыкант, который тот час же согласился ставить оперетту Шостаковича. Любопытно отметить, что Рапопорт, горячий поклонник Малера, прямо таки влюбился в музыку "Черемушек" (мы её так именовали). Это увлечение музыкой Шостаковича было поддержано Николаем Семеновичем Рабиновичем, который впоследствии дирижировал записью фонограммы.

Я состоял консультантом и редактором картины. У меня установилось полное взаимопонимание с Рапопортом, постановщиком фильма, прекрасно владевшим кинематографическим мастерством. Это мастерство блестяще проявилось в постановке очень сильной антифашистской картины "Профессор Мамлок", поставленной вместе с режиссером Минкиным и, по контрасту, с веселой музыкальной картиной "Музыкальная история", поставленной вместе с режиссером Александром Викторовичем Ивановским, где участвовал знаменитый тенор Сергей Яковлевич Лемешев.

Рапопорт набирался опыта в жанре музыкального кинематографа, участвуя в качестве 2-го режиссера в постановке фильма "Дон Кихот", в котором заглавную роль пел и играл Шаляпин Федор Иванович - это было в довоенные годы в Париже. Кино-опыт Рапопорт также приобретал, в т.ч., работая несколько лет в Голливуде. Таким образом, он был мастером в точном смысле этого понятия. Герберт Морицевич с необычайной тщательностью подходил к подбору актеров, понимая, что они и составляют основу кинофильма. На главную женскую роль Лидочки была приглашена характерная танцовщица Мариинского театра Ольга Заботкина, обаяние и красота которой были оценены ещё в роли Маританы в картине Ленфильма "Дон Сезар де Базан", в коей я был редактором и консультантом. Рапопорт учитывал, что исполнительнице роли Лидочки предстоит активное участие в вокально-танцевальной сюите. Вокальную партию героини исполнила хорошая певица Зоя Рогозикова.

Яркий комедийный образ управхоза Барабашкина создал Евгений Леонов. Он уморительно пританцовывал, а свои куплеты пел так, что Дмитрий Дмитриевич, одобрив, попросил оставить это непрофессиональное в вокальном смысле исполнение без дублера - настолько это было убедительно. Высокое актерское мастерство проявил Василий Меркурьев в роли директора треста. И он, подобно Леонову, сам с успехом озвучивал свои куплеты.

Прекрасной находкой в картине явились вне-сюжетные буффонные дуэты, носящие характер комедийных интермедий. Эти дуэты с неподражаемым юмором исполнялись Сергеем Филипповым (Мылкин) и Константином Сорокиным (Курочкин).

По замыслу сценаристов, строящийся дом в Черемушках становился неким островком, на котором его обитатели, разноликие персонажи, сражаются за квартиры.

И здесь на первый план выступают молодожены, мечтающие о собственном жилье. Их Шостакович охарактеризовал красивым, задумчивым вальсом. Здесь же Лидочка и её наивный, чудаковатый отец, которого, кстати говоря, прекрасно играл известный актер Федор Никитин.

Смысловой кульминацией сюжета, как мне кажется, является большая сцена новоселья. В квартире, обретенной молодоженами, собираются с поздравлениями новые жители нового дома. Они охвачены общей радостью, и она выражена, главным образом, в залихватской польке, которую все танцуют с большим жаром, включая и Филиппова, и Рину Зеленую, и Сорокина, и, конечно, молодоженов.

А в конце, как водится с давних пор во всякой добропорядочной комедии, порок наказывается и носители его разжалованы: так, например, директор треста понижен до должности управхоза, а управхоз становится дворником, и это сделано не зря! Ведь потерявший совесть директор треста, пользуясь своим положением, захватывает силой квартиру Лидочки, и в этом ему помогает циник и плут управхоз. И тут снова вспоминается Евгений Леонов, который с очаровательной непосредственностью надевает фартук и берет в руки метелку дворника, а директор треста и его любовница горько жалуются на свою разбитую судьбу.

И лишь ничем не запятнавшие себя новоселы от всей души веселятся. Такая антитеза лежит в основе сюжета, мотивы которого сценаристы почерпнули из реальной действительности. Так что сюжет "Черемушек" сохраняет и до наших дней свою злободневность, а музыка Шостаковича хранит свою яркость и свежесть.

А тогда, в 1963 году, перед выходом "Черемушек" на экран, Дмитрий Дмитриевич вместе со мной смотрел картину в просмотровом зале "Ленфильма". По ходу сюжета он, наклонившись ко мне, несколько раз вполголоса произнес: "Интересно. Здорово!" Ему понравилось увиденное и услышанное. Он публично одобрил и похвалил картину.

Таким образом, произошла разительная перемена в оценке написанного им произведения. Шостакович был, конечно, далек от преувеличения достоинств своей оперетты, но горечь, испытанная им во время репетиций в театре, уступила место хорошему настроению, потому что кинематографическая версия "Москвы - Черемушек" во всех её компонентах оказалась более убедительной и художественно полноценной, нежели театральная.

Более высокая форма выражения пришла на помощь содержанию. В общем, мне представляется, что оперетта "Черемушки" составляет любопытную и во многом интересную страницу в творчестве Шостаковича. К опереточному жанру он больше не возвращался.

г. Санкт-Петербург, 8 сентября 1994 г.



Д.Д. Шостакович
Музыкальная комедия в 3-х действиях, 5-ти картинах.

Либретто В. Масса и М. Червинского.
Первое представление состоялось 24 января 1959 года в Москве.

Действующие лица:

Бубенцов Александр Петрович, счастливый москвич (баритон);
Маша, его жена (сопрано);
Бабуров Семен Семенович, старый москвич (тенор);
Лидочка, его дочь (сопрано);
Корецкий Борис, человек без адреса (баритон);
Глушков Сергей, шофер (тенор);
Люся, арматурщица (сопрано);
Дребеднев Федор Михайлович, персона (баритон);
Вава, персональная жена (сопрано);
Барабашкин Афанасий Иванович, управхоз;
Курочкин, Курочкина, Мылкин, Мылкина, нервная дама, муза, жена, сосед, соседка, строители, новоселы.

Действие происходит в Москве в 50-е годы.

Единственное произведение Шостаковича в жанре оперетты можно определить как оперетту-обозрение. Она показывает большое число персонажей в быстро сменяющих друг друга картинах-«кадрах». Музыка ее — сплав различных форм и приемов, интонаций лирических и пародийно-сатирических, цитат народных плясовых и песенок времен нэпа. «Если попытаться коротко определить новое в музыкальной комедии "Москва, Черемушки", то это, с одной стороны, усиление и расширение функций музыки, а с другой — восстановление юмора в его исконных правах... Стиль музыки всюду привлекает своей чистотой и отличным вкусом», — пишет музыковед М. Сабинина

Отзвучала небольшая увертюра, пронизанная ритмом вальса. На просцениуме поет веселый хор строителей и новоселов: «Нам хотелось бы при встрече...» Вслед за ним на просцениуме последовательно появляются действующие лица спектакля: Люся, ждущая любимого, затем опоздавший на свидание Глушков, Борис Корецкий, после их ухода — Дребеднев, Барабашкин. Через зрительный зал к ним бежит растерянный Бабуров, которого выселяют из дома... Опять с веселой песней выходят строители и новоселы.

Первое действие

Первая картина. «Руками не трогать!» Зал музея истории и реконструкции Москвы. Экскурсовод Бубенцов в куплетах «Так жили когда-то в Москве москвичи» дает пояснения группе экскурсантов, среди них Маша. Когда все проходят в следующий зал, Маша остается. Им с Бубенцовым негде жить, и, хотя они уже несколько месяцев женаты, по-прежиему назначают друг другу свидания то в библиотеке, то в ГУМе, то в музее... Их сцена переходит в дуэт «Когда по улицам брожу», в котором они мечтают о квартире. За дуэтом следует пантомима: сцена превращается в уютную комнату, где Бубенцовы празднуют новоселье. Гости танцуют вальс... Все исчезает. Маша и Бубенцов снова в музее. Они спешат вслед за ушедшими экскурсантами, а в зал входят Борис Корецкий и Сергей Глушков. Друзья встретились после долгой разлуки. Борис рассказывает, что он объездил всю страну, а теперь приглашен работать на метрострой, получает комнату. Он мечтает встретить хорошую девушку. Об этом его песня-серенада «Встречает меня весна».

В зал входит Лидочка, работающая здесь экскурсоводом. Борис обращает на нее внимание, начинает чрезмерно острить. Молодые люди уходят, а Лидочка поет песню «Я в школу когда-то ходила». Ее размышления прерывает взволнованный Бабуров. Оказывается, дом, где живут и они и Бубенцов, обвалился! В зале появляются Борис, Сергей и Бубенцов с Машей. Бубенцовы счастливы: раз дом идет на слом, значит, они получат жилье! Оказывается, Бабуров уже принес ордера на квартиры в Черемушках. Борис предлагает ехать туда на машине Глушкова. Тот колеблется: машину ждет начальник, а дом в Черемушках — как раз их строительный объект. Но Борис уговаривает приятеля, так как ему все больше нравится Лидочка. Все идут в машину. Действие заканчивается большой музыкальной картиной «Прогулка по Москве».

На просцениуме — интермедия «Безумная любовь». Пожилой Дребеднев, «персона», и его жена, девятнадцатилетняя Вавочка, тщетно ожидают машину. Их дуэт «В глаза посмотри мне, моя дорогая» основан на сочетании любовных речей мужа и гневных реплик жены по поводу отсутствующего шофера. Затем, наконец, муж сердится, и они меняются ролями. После тщетного ожидания, усталые, под проливным дождем, бредут Дребедневы, а тем временем в его персональной машине, прокатившись по всей Москве, новоселы приехали в Черемушки.

Вторая картина. «Запишите адрес». Двор только что отстроенного дома. В нем — строители и ожидающие управхоза переселяющиеся жильцы с узлами и чемоданами. Появляются приехавшие на машине. Люся демонстративно уходит от оправдывающегося Глушкова. Звучит веселый ансамбль жильцов, на фоне которого обмениваются репликами будущие соседи. Многие сожалеют о старых местах. Об этом — песня Глушкова о Марьиной роще, песня Бабурова о Теплом переулке. Но им в ответ Люся запевает вальс — «Песню о Черемушках», все строители дружно подхватывают широкую, радостную мелодию.

Входит долгожданный управхоз Барабашкин, его встречают бурными восклицаниями (хоровая сцена), он приглашает всех в контору. Остаются только Лидочка и Борис, который объясняется ей в любви. Лидочка убегает, входит Вава, которая оказывается старой знакомой Бориса. Она представляет Борису мужа.

Возвращаются жильцы, возмущенные, что Барабашкин не всем выдал ключи. В дуэтной сцене с хором Дребеднев и Барабашкин разъясняют, что дом еще не принят, и торжественно удаляются. Финал акта — хоровая «Песня о Черемушках».

Второе действие.

Интермедия «Вот они, ключи!». Из зрительного зала на просцениум поднимается Барабашкин. Его куплеты «До тех пор, пока нужны вы» — вариант хора вступления. Барабашкин хочет чувствовать себя хозяином положения и не собирается легко расстаться с ключами от квартир. «Вы еще у меня за ними походите!» — восклицает он, потрясая связкой.

Третья картина. «Воздушный десант». Большая комната с дверью на балкон. В комнате — Борис. На тросе подъемного крана на балкон опускается Лидочка, а стрела крана разворачивается за ее отцом. Дуэт Лидочки и Бориса — остроумная стилизация: звучат былинный распев, затем мотивы песен «Светит месяц», «Ах вы, сени мои, сени» и др. Борис настойчиво продолжает ухаживать. На балкон опускается Бабуров, а в дверь раздается стук. Входит Люся. Дребеднев прислал ее заменить «скобянку» — ручки, шпингалеты и т. д., «чтобы все было, как в лучшем высотном доме». Бабуров объясняет, что это его квартира и они решили посмотреть ее. Борис решает: пока дверь открыта, надо переезжать. Выяснив, что Люся будет работать не меньше часа, они уходят. Оставшись одна, Люся поет задумчивый вальс «Мы с ним гуляли за рекой».

Входит Глушков, влюбленные продолжают петь вместе. Внезапно с грохотом обрушивается часть стены, входят Барабашкин, Дребеднев, Вава и рабочий-каменщик. Это Вава решила, что ей нужна четырехкомнатная квартира, и Дребеднев приказал сделать ее из двух двухкомнатных. Люся с Глушковым решают, что надо предотвратить «исчезновение» квартиры Бабуровых, и уходят. Куплеты Дребеднева и Барабашкина «Без связей в жизни нет пути» переходят в веселый танец. В передней появляются Бабуровы с вещами. Барабашкин и Дребеднев заявляют, что квартиры 48, на которую им выдан ордер, не существует.

Интермедия. Люся горячо говорит строителям, что надо отстоять квартиру Бабуровых: «Не для Дребеднева строим мы Москву!». Звучит песня о Черемушках.

Четвертая картина. «Тревожный звонок». В точно такой же квартире устраиваются Бубенцовы. Раздается звонок. Дуэт Маши и Бубенцова «Звонок, звонок» — рассказывает о разных звонках: школьном, театральном, телефонном... Но в дверь продолжают звонить. Это соседи, еще не получившие ключей. Они осматривают квартиру и начинают праздновать новоселье. Звучит веселая полька, все поют и танцуют. Снова звонок. Это принесли чемодан Лиды. Вбегают Люся и Глушков, рассказывают о происшедшем. Все взволнованно обсуждают создавшуюся ситуацию.

Интермедия. Борис и Лида. На сцене балет, воссоздающий переезд, как его воображает Лидочка. Борис комментирует: это метания Лидочки, поддержка ее Борисом, Барабашкин, подносящий ключи на золотом блюде, новоселы в белых одеяниях с лавровыми ветвями. Истов и громогласен их хор «Милости просим в квартиру сорок восемь». Апофеоз — благословение Лидочки и Бориса. Но вот воображаемые сцены исчезают. Борис видит Ваву и спешит за ней.

Третье действие.

По просцениуму под «Песню о Черемушках» проходят новоселы с лопатами, граблями, цветами и саженцами. Навстречу — Бабуров с пустыми руками.

Пятая картина. «Волшебные часы». Площадка, на которой разбивают сквер. Грустна песня Лидочки «Уже "Вечерку" на щите читает сторож в темноте». Борис не пришел в пять, как обещал. Может, она прошла мимо своего счастья?

Веселой гурьбой входят новоселы и строители, берутся за работу: они сажают обыкновенный волшебный сад! Под звуки вальса на клумбах распускаются цветы. А вот и Борис. Он рассказывает, что поставил в семействе Дребедневых спектакль «Отелло», разыграв одновременно роль Яго и Кассио. Разъяренный супруг разведется с Вавой, а квартира останется Бабуровым! Все возмущены поступком Бориса. В дуэте «Собою одним душа полна» Лидочка и Борис продолжают выяснять отношения. Тем временем появляются Дребеднев и Вава. Они по-прежнему воркуют, старания Бориса не принесли успеха! Но, увидев Бабурова, Дребеднев бросается к нему и, укоряя его за обращение «в высшие инстанции», вручает ключ от квартиры 48. Возмущенной Ваве он объясняет, что его сняли. Теперь он будет управхозом, а Барабашкин — дворником. Вава разражается бранью. Барабашкин поет куплеты «Я, вы правы, безвозвратно погорел средь бела дня». Радостно поют новоселы. Борис и Лидочка наконец примиряются. «И все мечты сбываются у тех, кто здесь живет», — звучит хор всех участников спектакля.




</div>
Tags: conductor, livejournal, roman moiseyev, Дирижёр, Роман Моисеев
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments